Переводчик

Рабинович оказался после войны в Сибири.

Работы нет, ну хоть иди улицы подметать.

И тут он встречает своего земляка Каца (к тому времени по документам уже Петрова), который услышав его рассказ, предложил ему устроиться переводчиком в Интурист.

Рабинович грустно возразил: «Ну какой из меня переводчик, я ведь кроме идиша и немного русского и польского не знаю никаких языком».

«И когда ты у нас в области видел иностранных туристов? Зато ставок на переводчиков в нашем интуристе аж три», рассмеялся Кац. Иди и не бойся, но помни наш Первый Секретарь обкома Иван Иванович Иванов страшный антисемит и тебе придется записаться русским иначе не возьмут.

Рабинович за определенную сумму превратился в Рябинина и пришел в Интурист.

На вопрос, какие языки он знает, он сначала неуверенно ответил: «Русский, украинский, польский, чешский», видя, что его знания понравились, его понесло: «английский, французский, испанский, португальский» и т.д. Когда он дошел до фарси и урду начальник свалился со стула: «Товарищ Рябинин, такой человек, как Вы нам очень нужен, пойдете на все три ставки».

И зажил Рабинович припеваючи – получал свои полторы зарплаты (остальные полторы пошли кому надо), получал заслуженный отпуск, а туристов нет.

И так из года в год.

Но случилось несчастье в город с визитом приехал генсек компартии одной из стран.

Несчастного Рабиновича привезли в аэропорт приветствовать дорого гостя.

На ватных ногах он заковылял за Первым Секретарем к генсеку. «Поприветствуй его по-испански» приказал Иванов.

Рабинович уже было приготовился упасть в обморок, но тут его осенило, «Была не была, все равно никто ничего не поймет» и он под громкие аплодисменты присутствующих, голосом Левитана заорал «Коморадо, киш мех ин тухес».

Аплодисменты стали еще громче, когда гость улыбнулся во все лицо и ответил по-испански «Азой? Киш мех ин тухес».

И только антисемит Первый Секретарь не аплодировал, а подойдя в плотную к «испанцам» сказал: «От азой бридерлах, киш мех бейде ин тухес».


You May Like This

Добавить комментарий