Александр КУЗЬМЕНКОВ: Литературные итоги-2019. Без зазрения и стыда.

Граждане следовательные прокуроры и остальная, какая ни есть, милиция!

Я, хушь и беспартийный, и профвзносы какой год не плочены, но до правильной платформы сочувственный. Потому считаю долгом указать насчет отдельных лиц из писательского происхождения. Изложенные лица все как есть со слабым мировоззрением и обыкновенно действуют без зазрения стыда. Через которые преступные нарушения честному населению выходит полная девальвация мозговой психики и прочий моральный ущерб. Хушь плачь. А в нонешнем годе – так и вовсе вплоть донельзя.

Я об том не раз повсеместно писавши, равно и названным литслужащим: долой дурман, и всяко-разно на сознательность нажимал – мол, займитесь лучше физкультурой или там политграмотой. Да оно что об стенку горох. Не желают сдавать насиженную позицию безо всякого сочувствия к трудящему элементу. Пущай им сверкнет красный меч правосудия: не старый режим!

Вот, примерно, отвалили гражданину Шаргунову премию Совнаркома в области культуры, два миллиона российскими дензнаками. Книжка-то так себе, ничего выдающего: «командующие позиции», «лозунговая бодрячесть»… Гладкое место, а не книжка. И факт довольно подозрительный в смысле ихнего тестя, какой при культурной должности состоит: злоупотребление полномочиями через личную заинтересованность. Об чем в 285-й статье УК прямо обозначено. Но названный гражданин премию получил. Без зазрения стыда.

Или вот гражданин Рубанов книжку тиснул – про женатых девок да наших советских енотов, какие только в алкогольном угаре и примерещатся. Я от этих безграмотных фактов был малость опупевши. Это ж все едино, что соли в чай набуровить, хушь плачь. Но дадена ему за обозначенные факты премия – цельный миллион. Обратно, граждане прокуроры, выходит подозрительная петрушка и злоупотребление в смысле тещи, которая ихнего писательского Союза секретарша. Но премию получил. И опять-таки без зазрения стыда.

А не то так гражданку Яхину возьмите. С фантазиями пишбарышня: то сало у нее щепотками, то Красная Армия в Париже, а то и вовсе не разбери-бери: «ложбины бугров». Через такую отсталую несознательность выходит ей прямая дорога в ликбез, а заместо этого без зазрения стыда премируют. В нонешнем годе – аж на миллион. Потому бабка ейная татарского президента грамоте учила. Обратно кумовство получается, хушь плачь.

А ответственный работник из «Союзпечати» товарищ Григорьев довольно безответственно заявил: «»Короткий» список финалистов «Большой книги» считается обязательным чтением для любого просвещенного и неравнодушного человека». Читайте, значит, граждане, как по буграм и по ложбинам шла дивизия в Париж…

Тут моя натура не сдюжила. Пошел я к нашему счетоводу и говорю: а скажи, уважаемый, много ли мой карман от того чтения полегчает? Цельных двенадцать книжек, – это ж вам не баран чихнул. Ну, счетовод очки протер, туда-сюда пощелкал и доложил: семь тышь двадцать восемь целковых копейка в копейку. Нет, думаю – работаю в цеху, ровно слон, а мне без зазрения стыда велят трудовой оклад на всякий опиум для народа пущать. Довольно мещанство с ихней стороны.

Что пардон, то пардон, да я опять про деньги. Получила, значит, гражданка Балла премию имени товарища Белинского. Оно, само собой, к месту, ежели та гражданка сознательная и с центральными убеждениями в ногу. Но критику дамочка разводит мелкобуржуазно, без классовой прямоты и не по существу момента: «Стихотворная часть чрезвычайно плотна, не в последнюю очередь – благодаря великолепному перепаду эстетических высот, и прямо-таки перенасыщена закостенелостями и окаменелостями венецианского воображения русской словесности», – навалено-наляпано, набросано-разбросано, аж голова пухнет. Как есть недоумение, без острых напитков не раскумекать. Да и с напитками не в аккурат, потому блевать и без их волокет. И выходит заместо премии натуральное мошенство и подлог без зазрения стыда – статья 159-я, как в кодексе прописано.

Да только, граждане прокуроры, все то цветочки. У нас тут такая петрушка крючится, что хушь бывших святых выноси.
Взять гражданку Васякину – решила, что темные силы ее злобно гнетут, и приравняла мужское сословие к классовым врагам. С запросами пишбарышня, хушь никакого преобладания личности тут днем с огнем не видать. Но объявила мужскому полу форменный террор: дескать, сперва к стенке прислоним, а после, извиняюсь, на вас нужду справим. И без зазрения стыда про все про то в книжке пропечатала. Тут бы ей и гражданам издателям прямая дорога в народный суд за возбуждение ненависти по статье 20.3.1 административного кодекса. Да вот поди ж ты…

А не то скажите, что будет гражданину, ежели он, примерно, чужие стишки передерет да за свои в газетку отошлет? Скажете, статья 146-я УК и от коллектива общественное порицание. А которая вспыльчивая личность и вовсе по морде драться начнет. Как бы не так! Давеча вон гражданка Николаенко без зазрения стыда попятила идейку про небесного почтальона у корейского товарища Ли Хён Мина, – дали дамочке за то премиальные аж в 200 тысяч. А гражданин Самсонов мало не слово в слово старинную книжку про шахтеров пересказал. Что довольно свинство с его стороны. Так и денег больше получил – три миллиона. Видать, велика и значительна ихняя заслуга перед лицом трудящего класса. Хушь плачь.

Полностью материал читать здесь.


You May Like This

Добавить комментарий